Ukrainian Albanian Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bengali Bosnian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Esperanto Estonian Filipino Finnish French Galician Georgian German Greek Hebrew Hungarian Icelandic Irish Italian Japanese Javanese Kannada Korean Latvian Lithuanian Macedonian Maltese Mongolian Norwegian Polish Portuguese Romanian Russian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swedish Turkish Welsh Yiddish

Компромат Украины и России

База компромата | Архив информационных изданий
  1. Мателега Владимир Владимирович – начальник Запорожского районного управления полиции, вместе со своим единомышленником – начальником Александровского отдела полиции  №2 Мусием Сергеем Александровичем курирует проституцию в Запорожье.

    Одними из самых известных и интересных объектов в городе являются публичные дома, расположенные по адресам: Бульвар Гвардейский, д.67 и ул.Святого Николая, д.20 (фактически в 650 метрах от Александровского отдела полиции). В данных учреждениях предлагаются сеансы эротического массажа, а для особых клиентов есть услуги по интимному совокуплению. Клиентов обслуживают молодые девушки-студентки, приехавшие в город для получения образования, гурманам тоже есть, где разгуляться: подают чернобурок (уроженки из африканских стран), азиаток. При общей численности жриц любви (около 120 тружениц) примерно 35% составляют несовершеннолетние. Близость Европы тоже дает о себе знать – Мателега и Мусий развивают такое направление, как мужская проституция.

    Бравые полицейские через своих посредников в ОПГ организуют для «vip» клиентов и сотрудников так называемые «субботники». Ежедневный доход с одного такого публичного дома может достигать до 200 тыс. грн, а месячный – до 5-6 млн. грн.

    По представленным декларациям В.Мателеги можно сделать вывод о том, что все его имущество, приобретенное на «серые» деньги, первостепенно записано в собственность отца и жены. Это гараж, два земельных участка, три больших квартиры со средней площадью 70 м2 – последняя из них, была приобретена совсем недавно – 31.08.2021 г., два автомобиля («Renault Duster» и «Lexus RX»). По официальным данным, Мателега и его родственники открыли 10 счетов и вкладов, в таких банках как «Приватбанк», «Альфа-банк» и «Государственный банк сбережений Украины».

    В свою очередь, его партнер по «борделям» Сергей Мусий, напротив, в своей декларации отразил сведения, которые должны были заставить поверить в его «чистоту», отреченность от махинаций и противоправной деятельности. Однако не все так гладко, как он хотел. По неофициальным данным, удалось установить, что в собственности у его двоюродного брата находятся две машины («Volkswagen Golf» и «Toyota Land Cruiser Prado»). Помимо автомобилей, родственничек также владеет двумя земельными участками общей площадью 1381 м2 и тремя квартирами (самая обширная из них – около 127 м2). Сразу возникает вопрос: как у учителя в школе может быть столько средств для приобретения такого имущества?

    Доверенным лицом Лушпиенко-Мусия без погон является Аганин Александр Вячеславович – основатель частного охранного предприятия «Миротворец» и, по совместительству, помощник-консультант народного депутата Украины. Во время работы в рядах депутатских доверенных лиц он приобрел большое количество полезных знакомств, которых активно использует в своих целях. Он постоянно контактирует как с верхушкой национальной Запорожской полиции, так и с боссами организованных преступных группировок. Предпочитает немецкий автопром, передвигается на автомобилях марки «Mercedes». Он представляет собой своеобразный рубеж между «законными» полицейскими и преступными товариществами Запорожья. Помимо своей деятельности в публичных домах Аганин также замечен в контактах с наркодельцами, он тесно общается с Русланом Невожаем по вопросам оборота психотропных веществ, помогает улаживать возникающие проблемы сбыта и приобретения наркотиков. Александр является одним из основных передатчиков «заработанного капитала» непосредственно Лушпиенко.

              Начальник управления по борьбе с наркопреступностью Надеждин Юрий Эрнестович и начальник управления кадрового обеспечения Брусенский Павел Сергеевич занимаются разработкой схем по хранению и распространению наркотических веществ. Их подчиненными через ресурсы социальных сетей выполняется поиск людей, готовых за определенную «гарантированную» плату взять на себя обязанности закладчиков. Чаще всего такими людьми являются школьники и студенты, не имеющие постоянной работы и инициативно берущиеся за любые подработки.

              Оба начальника имеют почти три десятка счетов, открытых в банках: АО КБ «Приватбанк» и АО «Универсал Банк», обширные земельные участки площадью свыше 50000 м2, квартиры, гаражи, автомобили марок «Mitsubishi» и «Ford».

              Начальником следственного управления Кулиничем Андреем Владимировичем, начальником управления превентивной деятельности Крупеницким Романом Леонидовичем и начальником управления уголовного розыска Чернетой Василием Григорьевичем осуществляется достаточно крупный на территории Запорожской области оборот оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.

    Они организовали систему, позволяющую успешно сотрудничать с ОПГ и продавать им оружие, поступившее из подразделений полиции на утилизацию (автоматы, пистолеты, ножи), обмундирование, а также оружие, изъятое во время обысков подозреваемых в уголовных преступлениях.

    Торговля оружием уже давно вышла за пределы региона: ведутся поставки в Днепропетровскую и Харьковскую области, граничащие с временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях.

    Большинство государственных и частных предприятий, находящихся в Запорожской области, попали под контроль одного из заместителей Лушпиенко – Небесского Юрия Сергеевича. Он предприимчиво выбирает организации, с которыми устанавливает неформальные взаимоотношения на взаимовыгодной основе – те, как правило, соглашаются на предоставленные условия и в обмен за «крышевание» отдают часть своей прибыли. Благодаря этому предприятия уходят от уплаты налогов, проворачивают свою незаконную деятельность, не опасаясь последствий.

    Получение отката с предприятий по наработанной схеме передается через лиц, находящихся в контакте с преступными группировками Запорожской области.

    Так, Н.Лушпиенко смог собрать вокруг себя доверенных лиц, которые отвечают за определенное направление преступной деятельности: покровительство наркобизнеса и проституции, торговля оружием, мошенничество с недвижимостью, устойчивые связи с региональными ОПГ и т.д.

    Сколько можно терпеть? Когда это закончится? Найдется ли управа на этих преступников в погонах? Остается лишь верить, что, как в сказке, добро побеждает зло, а зло наказывается рано или поздно…

  2. Денис Шарапов стал первым заместителем министра по вопросам стратегических отраслей промышленности.

    Правительство в понедельник, 6 декабря, назначило первого замминистра по вопросам стратегических отраслей промышленности, им стал Денис Шарапов. Ранее Шарапов занимал должность замгендиректора «Укрспецэкспорта», с главой Офиса президента Украины Андреем Ермаком нового замминистра связывают бизнес-отношения, сообщает ZN.ua.

    «Назначить Шарапова Дениса Александровича первым заместителем министра по вопросам стратегических отраслей промышленности Украины», - говорится в распоряжении №1588.

    Предшественника Шарапова Валерия Иващенко Кабинет министров Украины уволил с должности 15 сентября.

    Денис Шарапов – сын экс-главы «Укроборонсервиса» Александра Шарапова. В одном из интервью Ермак рассказывал, что предоставлял юридические услуги «Укроборонсервису».

    С Ермаком у Шарапова был общий бизнес – ООО «Медийная группа европейского партнерства», но в 2018 году оба вышли из состава ее учредителей.

    В октябре 2019 года почти одновременно Шарапов получил должность заместителя гендиректора «Укрспецэкспорта», а Ермак был назначен в наблюдательный совет «Укроборонпрома». Спустя несколько месяцев Ермак возглавил ОП Украины, а Шарапов продолжил работать в «оборонке».

  3. «Нафтогаз» распродает имущество. Впереди банкротство

    Судя по каталогам сервисов объявлений «ogolosha» и «ukrmarket» новое руководство распродает недвижимое имущество «Нафтогаза».

    Так, территории, занимаемые некогда главными подразделениями НАК «Нафтогаз», сегодня находятся в свободной продаже. Назначение Витренко, Василика и Супруна в руководстве компании ознаменовало увеличение неоплаченных долгов оператора, инициацию судебных тяжб с частниками-партнерами и инвесторами, и как итог этого — продажу собственности компании для выправления курса.

    Впрочем, такая антикризисная деятельность может быть подтверждением давно ходивших опасений о возможном начале процедуры банкротства НАК «Нафтогаз» после передачи ГТС «Оператору газотранспортной системы Украины».

    sale 1 sale 2

    sale 3 sale 4

  4. Днепровская мафия Корбана-Кошляка: рейдерство, сращение криминала, власти и правоохранителей

    Благодаря выкрутасам украинской политики у общества почему-то сложилось ложное мнение, что Донецкий регион является такой себе страшной дырой и заповедником криминала.

    Это в значительной мере соответствует истине, но в то же время отвлекает внимание от соседней области – Днепропетровской, где это явления значительно превосходит соседей, не говоря уже об остальных областях страны.

    Потому что в Днепропетровской области из простого рэкета и банальной уголовщины образовалась классическая мафия. И она в разы страшнее примитивной донецкой гопоты, которая, к тому же, потерпела сокрушительное поражение в 2014 году.

    Попытаемся объяснить нашу мысль на примере нескольких персонажей, которые вышли их конца восьмидесятых, набрали оборотов в девяностых, а в новом веке стали политической и экономической элитой региона и страны. Главным героем нашего повествования будет депутат Днепропетровского областного совета от ОПЗЖ Михаил Анатольевич Кошляк. Только пусть не вводит вас в заблуждение аббревиатура ОПЗЖ – где смог купить место, там и купил.
    Да и корни кроются тут гораздо глубже. Потому что, начав свой путь в ОПГ «Нарика», которая в начале девяностых называли самым мощным в Днепропетровске, Михаил Кошляк через некоторое время отпочковался от своего босса, создал охранную фирму «Леон» и примкнул к группе «Приват». В эту группу Кошляка ввел Геннадий Корбан, а сблизил их общий интерес – рейдерский захват чужих активов, в чем Корбана небезосновательно называют одним их выдающихся специалистов. Кошляк служил Корбану, скорее, «мышцами», выполняя силовые акции в рейдерских операциях, разработанных последним. Но сотрудничество было столь взаимовыгодно, что продолжается до сих пор.

    Сотрудничество с группой «Приват» Коломойского и дружба с Крбаном не мешали Кошляку работать и с представителями «донецких» - во время Евромайдана фирма «Леон» охраняла здание Днепропетровской ОГА от евромайдановцев и показательно избивала последних.

    Но когда маятник качнулся в другую сторону, Кошляк вовремя перекрасился – его бойцы внезапно заделались сознательнейшими членами «Правого сектора» и даже отправились на фронт в составе добровольческих батальонов. Кстати, вспомните, где находился округ кандидата в нардепы и главы «Правого сектора» Яроша, на котором он безоговорочно победил.

    Но это так, к слову. Вернемся к Кошляку-Корбану-Коломойскому, которые, воспользовавшись славой «спасителей Днепропетровска» (это было, пусть и не в той степени, какую они себе приписывают), продолжили подминать под себя активы понравившихся предприятий. А сам Кошляк стал президентом Федерации дзюдо Днепропетровска, что свидетельствует о повышении его социального статуса.

    Впрочем, это «головокружение от успехов» сыграло с Михаилом Кошляком злую шутку – его арестовали. И не просто так – по словам тогдашнего (дело было в 2015 году) председателя СБУ Василия Грицака, Кошляка подозревали в том, что он курировал убийство сотрудника спецслужбы Виктора Мандзика, который занимался борьбой с контрабандой в зоне АТО.

    «Я делал звонок тогда Геннадию Олеговичу (Корбану) и попросил - поскольку мы понимали, откуда ветер дует, мы поняли, кто совершил это преступление - отдайте, говорю, нам тех людей, чтобы мы смогли объективно, по закону разобраться... Убийство совершил Денис Гордеев, который сейчас под следствием, и Артем Мартыненко, который тоже причастен. Они - члены охранной фирмы "Сич", которая аффилирована, скажем так, с гражданином Кошляком», - заявил тогда Грицак.

    Вслед за Кошляком «загремел» и Корбан – в то время как раз назрела глобальная «разборка» между Порошенко и Коломойским, и дела последнего начали активно раскапывать. Но все закончилось легким испугом как для Корбана, так и для Кошляка – отсидев положенное в СИЗО, они вышли на свободу, дела против них странным образом развалились, а они к рейдерству добавили уже, казалось, забытые методы – обычный рэкет и «крышевание». Пока патрон Корбана Коломойский находился в бегах, Корбан с еще одним деятелем группы «Приват» - Филатовым – подминали под себя Днепропетровск и область. Не последнюю роль в этом играл Михаил Кошляк, тем более что в 2019 году у него появились покровители на уровне руководства СБУ – у уполномоченного при президенте по контролю за деятельностью СБУ (куда он перешел с должности замначальника Днепропетровского СБУ) Романа Семенченко жена по странному совпадению оказалось успешной бизнес-вумен. И еще так опять же совпало, что Елена Семенченко ведет свой бизнес именно с Анатолием Кошляком. Что принесло ей, в том числе, и право собственности на девять земельных участков в окрестностях Днепра.

    Кроме того, с Кошляком Романа Семенченко связывают официальные деловые отношения - в период, когда он был вынужден уволиться из СБУ, президентский уполномоченный руководил рядом фирм, принадлежащих Кошляку. А супруга спецслужбиста, Елена, числится соучредителем охранной компании, сотрудники которой и проводят необходимые Геннадию Корбану захваты и акции. Кстати, трудоустроил Семенченко еще один выходец из группы Корбана – Андрей Смирнов, ныне занимающий должность заместителя главы Офиса Президента. Ранее господин Смирнов был штатным адвокатом Михаила Кошляка. Вот такой социальный лифт получился у самого Кошляка и у людей, связанных с ним, после смены власти в Украине.

    Раз мы коснулись родственно-деловых связей, то нельзя обойти вниманием зятя Кошляка –  Василия Астиона. Тестя и зятя связывает совместный интерес к недружественному поглощению (то есть – рейдерскому захвату) сельскохозяйственных предприятий. Среди последних приобретений Кошляка-Астиона называют агрофирму «Агросвит» с земельным банком в 3 500 гектаров, владельцы которых некоторое время вынуждены были буквально прятаться от «братков», заставлявших их переписывать договора аренды в пользу ООО «Фингрупп Фактор», которая являлась основным кредитором агрофирмы «Агросвит». Совладельцем ООО «Фингрупп Фактор» и основным бенефициаром финансовой компании является Василий Астион. В результате «Фингрупп» в одностороннем порядке увеличила проценты за использование кредита, подала заявление в Хозяйственный суд о возбуждении дела о банкротстве «Агросвита» и назначила собственного руководителя сельхозпредприятия. Классика рейдерства, которому научил Кошляка еще Корбан.

    Сейчас Михаил Кошляк, его зять Василий Астион, брат Василия Евгений и их отец Николай Астион являются ключевыми лицами так называемой бизнес-группы «Кошляков-Астионов». Основными видами деятельности группы являются сельское хозяйство и недвижимость. В частности, в группу входит Dnipro Agro Group, основной деятельностью которой является производство, хранение и продажа зерна и масляных культур. Земельный банк Dnipro Agro Group составляет около 50 тысяч гектаров.

    Что касается Николая Астиона, то это – бывший руководитель киевского отделения УБОП, в свое время имевший совместный бизнес с Виталием Хомутынником. Его сын и заодно зять Кошляка – Василий Астион – бывший депутат Днепропетровского областного совета, в 6-м созыве парламента (2007-2012) помогал Хомутыннику, в 8-м созыве (2014-2015). Кроме того, он и Михаил Кошляк были помощниками на общественных началах нынешнего мэра Днепра Бориса Филатова.

    Их обеих, кстати, называли «главными силовиками» группы «Приват» во времена расцвета совместной деятельности Корбана и Коломойского по рейдерскому захвату чужих активов. Например, в ноябре 2014 года при содействии его структур в Днепропетровской области произошел рейдерский захват сельскохозяйственной фирмы «Чумаки».

    В 2018 году к распродаже сельскохозяйственных активов швейцарского трейдера Glencore International AG присоединились Группа «Днепр Агро» Михаила Кошляка и Василия Астиона. Тогда Антимонопольный комитет Украины выдал разрешение кипрской компании Dnipro Agro Alliance на приобретение более 50% акций ЗАТ «Божедаровский элеватор» (Крынычанский район, Днепропетровская область).

    Уже упоминаемое ООО «Фингрупп Фактор» успело «засветиться» в ряде рейдерских захватов еще до скандала с захватом имущества «Агросвита». В частности, компания фигурирует в уголовном деле N 750/6153/20. Речь идет о незаконном захвате недвижимости, принадлежащей ООО «Смена» (торговый комплекс, киоски, административные и хозяйственные здания, несколько земельных участков и т.д.) путем регистрации права собственности на недвижимость под ООО «Фингрупп Фактор».

    И это – только маленькая часть из биографии Михаила Кошляка. Все рассказать просто невозможно – за тридцать лет накопился материал, которому позавидовал бы автор «Крестного отца» Марио Пьюзо. И в этой связи просто невозможно не упомянуть еще одну историю. В 2019 году в Днепре был совершен публичный расстрел представителя азербайджанской группировки Армена Богдасаряна. Полиция браво отрапортовала, что на следующий же день задержала его убийцу, а причиной преступления назвала «имущественный» конфликт.

    На том бы и закончилось все, но наблюдатели обратили внимание на нестыковки и странности – убийца явно ждал ареста, после убийства остался в Днепре и не прятался, ждал полицию, попивая кофе на заправке. Кроме того, куда-то пропал еще один пострадавший от пуль убийцы. Да и, судя по записи видеокамер, стрелков было несколько, но арестовали только одного. А секрет всего этого цирка прост – смерть Богдасаряна вызвала такой резонанс, что надо было что-то делать.

    Чтобы понять, что произошло, надо знать, что азербайджанцы вторглись на чужую территорию – они отрыли в Днепре так называемую «биржу», которая впаривала доверчивым людям «акции». Расположилась эта «телефонная биржа» в в бизнес-центре «Мост-Сити» - специфика ее деятельности требует офиса и огромного штата сотрудников колл-центра. Но в Днепре этот бизнес принадлежит Кошляку. И Богдасаряну сделали прозрачный намек – его офис средь бела дня разгромила группа «спортсменов» близкого соратника Кошляка Сергея Филиппенко. Богдасарян намек не захотел понять, потому через девять дней его «Мерседес» был расстрелян.

    Но новая власть страны потребовала результатов в раскрытии этого «боевика», который транслировался по всем телеэкранам страны – записи видеокамер показали все, кто мог. И назначенный Корбаном начальник Днепровской полиции Владимир Огурченко должен был продемонстрировать результат. К тому же он сам получал процент с «телефонных бирж» Кошляка. В результате переговоров с Кошляком ему и отдали убийцу Богдасаряна, причем арест был режиссирован отвратительно, на что обратили внимание все.

    Как уже говорилось, нападавший был далеко не один – по оперативным данным по машине Богдасаряна вели огонь несколько пассажиров черной Toyota Prado, благополучно покинувшие машину после инцидента. Кстати, изначально полицейские даже задерживали по подозрению в причастности к стрельбе нескольких людей, но вскоре в деле остался всего один основной фигурант. И потерпевшим был со стороны азербайджанской группировки не только погибший – еще один участник разборок получил телесные повреждения. И самое интересное – номера авто, преследовавшего Богдасаряна, относятся к серии 2299. Это хорошо известный в Днепре «лимитированный выпуск», полностью закрепленный за группой Кошляка.

    Но все эти шероховатости и нестыковки расследовать никто не стал – Киев получил красивый рапорт о «высоком профессионализме» Днепровской полиции, новость о стрельбе потерялась в шквале подобных, азербайджанцы поняли, что Днепр принадлежит другим людям, а группировка Кошляка продолжает свой бизнес. Все вернулось на круги своя.

    Тем более, что после некоторых потрясений, вызванных войной пятого президента с бенефициаром группы «Приват» и проблемах, возникших на этом фоне у Корбана и, соответственно, Кошляка, власть в стране кардинально сменилась. И Днепром опять стала безраздельно владеть та самая группировка, трон под которой качнулся несколько лет назад. Более того – смена власти дала возможность выйти ключевым участникам этой ОПГ на качественно новый уровень. И потому явными стали все признаки классической мафии: сращение криминала, власти и правоохранителей в один организм.

  5. Как беглец из СССР Виктор Кравченко уличил преступления Сталина во французском суде

    Иностранцы почти не представляли реалий жизни в сталинском СССР и советской Украине. Это связано не только с закрытостью режима, но и с успешным продвижением руками «полезных идиотов» и платных агентов нужных для Москвы нарративов. Разрушить идеальную для Кремля картинку пытались беглецы из СССР.

    Однако по разным причинам их голос оставался неуслышанным, напоминает издание  "Тиждень". В 1946 году эффект бомбы в информационном поле вызвала книга невозвращенца Виктора Кравченко «Я выбрал свободу», где он на собственном опыте рассказал о функционировании советской системы.

    На эту тему: «Кто отвечает за побеги?». Сталинская резолюция, перевернувшая мир спецпереселенцев

    Технократ-беженец

    Не менее сенсационным стало и само бегство Виктора Кравченко на Запад в апреле 1944 года. Его можно было считать советским чиновником среднего звена и до поры до времени правоверным коммунистом. Родился он 11 октября 1905 года в Екатеринославе (ныне Днепр). Его отец участвовал в революции 1905 года, за что попал в ссылку, большевистскую революцию встретил настороженно, а затем в семейном кругу возмущался однопартийным режимом, репрессиями и роскошной жизнью партийной бюрократии. В 17-летнем возрасте Виктор Кравченко уехал на Донбасс, где устроился на одну из угольных шахт возле Алчевска — впоследствии он попал в завал, однако остался жив. Во время работы в шахте активно занимался самообразованием, вступил в комсомол.

    В 1925 вернулся в родной город и устроился рабочим на металлургический завод имени Григория Петровского. В 1927-1928 годах служил в Красной армии, участвовал в «борьбе с басмачами» на советско-персидской границе в Туркменской ССР - и лишь впоследствии понял, что был оккупантом на чужой земле и воевал против национально-освободительного движения. После неудачного падения с коня Кравченко был досрочно демобилизован, и он вернулся на прежнее место работы. Именно на Днепропетровском метзаводе сделал первые «пробы пера»: редактировал заводскую газету и писал статьи в центральные украинские издания. В 1929 году Кравченко вступил в ряды КП(б)У. Именно тогда в СССР продолжалась борьба со специалистами, сформировавшимися в дореволюционные времена, которых большевики заменяли лояльной к режиму молодежью.

    В рамках этой кампании компартия направила Кравченко на учебу в Харьков. Через год Харьковский политехнический институт имени Ленина разделили на несколько вузов и Кравченко перевели в Днепропетровский металлургический институт. В литературе распространена легенда о его знакомстве с Леонидом Брежневым, которая не имеет подтверждений. Когда Виктор Кравченко закончил вуз, то трест «Трубостан» распределил его как инженера на Никопольский металлургический комбинат, где он вскоре возглавил прокатный цех. В служебных делах Кравченко встречался с Николаем Бухариным и Лазарем Кагановичем. Еще со времен работы на ДнепроМЗ профильный нарком Сергей Орджоникидзе оценил способности молодого инженера и впоследствии неоднократно предоставлял ему свою протекцию.

    После смерти покровителя Кравченко испытал давление со стороны НКВД. Чтобы прекратить преследование, он уехал в Москву, где добился перевода сначала на меткомбинат в Таганрог, а затем в Первоуральск на завод, который был крупнейшим в Европе производителем труб. В феврале 1939 года Кравченко был назначен директором на будущий металлургический завод в Сталинске, но проект был заморожен, а его назначили помощником главного инженера Фильского металлургического завода в Москве. Карьерная лестница пошатнулась: перевод на более низкую должность в советской системе был нехорошим знаком. В Москве его приговорили к 2,5 годам лишения свободы за растрату средств. После апелляции вместо заключения инженера обязали год отчислять 20% зарплаты в пользу НКВД.

    В сентябре 1941 года Кравченко повторно мобилизовали в армию в звании капитана. Курсы военных инженеров он проходил в учебном центре в подмосковном Болшево, но через месяц из-за болезни его эвакуировали в госпиталь в Мензелинск. Впоследствии, как специалиста с высшим техническим образованием Кравченко вообще отозвали из армии. В должности главного инженера Промтреста он контролировал работу девяти заводов по ремонту военного оборудования и изготовлению ручных гранат. Несколько раз участвовал в совещаниях правительства в Кремле. Работу Кравченко отметили, и в мае 1942 года произошел самый высокий взлет его карьеры: его назначили начальником управления военного снабжения Совнаркома СССР. В этой должности он координировал работу военных заводов, большинство которых были эвакуированы за Урал. По служебным делам пересекался с Алексеем Косыгиным, адмиралом Львом Галлером, начальником инженерных войск Михаилом Воробьевым, командующим ВВС Александром Новиковым.

    Избравший свободу. Благодаря своей публичной критике СССР Виктор Кравченко стал одним из самых известных беглецов из «страны Советов» — так называемых невозвращенцев.

    В январе 1943 года Кравченко направили на постоянную работу в США. На время различных проверок, которые сам Кравченко называл семью кругами ада, полгода работал чиновником в тресте Главметал. В июле 1943 г. его кандидатуру одобрили и перевели во Всесоюзную администрацию импорта сырья Наркомата внешней торговли. Чиновник сдал военный билет и партбилет, получил загранпаспорт и по железной дороге отправился во Владивосток, откуда через Тихий океан на грузовом судне добрался до Канады.

    19 августа 1943 г. он прибыл в Вашингтон, где стал сотрудником советской миссии по госзакупкам в Соединенных Штатах. Кравченко оценивал качество металла, однако на самом деле работа миссии была направлена ​​на промышленный шпионаж. Именно в это время инженер начал планировать свой побег из «страны Советов», для чего сблизился с переводчицей миссии, американкой Ритой Голидей, которая свела его с представителем русской эмиграции Дэвидом Далиным. 3 апреля 1944 года Кравченко принялся реализовывать свой план. На следующий день на первой странице The New York Times появилось его заявление, в котором он назвал политику Кремля в отношении западных союзников лицемерной и пригласил политическое убежище в США. Впоследствии он откажется от предложения работать на ФБР.

    Реакция Кремля оказалась шаблонной. Сначала там объявили, что никакого Кравченко знать не знают, а потом признали его существование, но назвали аферистом, который находился на временной работе и сбежал из-за долгов. Дальше перебежчика обвинили в дезертирстве (и это в государстве с закрытыми границами!) и потребовали от американских властей его выдачи. В августе 1944 года в Москву отозвали третьего секретаря посольства (на самом деле резидента) Василия Зубилина. Кравченко пытались запугать, чтобы он отказался от намерений написать книгу об СССР. Бывший посол США в Москве Джозеф Дэвис призвал выдать Кравченко советской стороне. Поэтому до середины 1945 года Виктор должен был вести себя осторожно: лишний раз не появлялся на публике и жил под вымышленным именем. А однажды даже получил письмо с пулей. Ему помогали новые друзья – русские эмигранты-меньшевики. Через два года, чтобы уберечься от вероятных преследований, он дал показания в Конгрессе и на время получил от государства защиту.

    Антисталинский бестселлер

    В же время Виктор Кравченко начал активно писать статьи в американские национальные (Cosmopolitan, American Mercury, Reader's Digest, The Saturday Evening Post, The New York Herald Tribune) и российские эмигрантские издания. Это обеспечивало ему средства к существованию: например, за три публикации в Cosmopolitan ему заплатили $15 тыс. Однако беглец сконцентрировался на подготовке и издании книги о Советском Союзе. Опубликовать ее согласился издатель Чарльз Скрибнер III. Первый перевод, который совершил Чарльз Маламуд (кстати, зять Джека Лондона), издательству не понравился. Для адаптации текста ко вкусам американского читателя привлекли журналиста Юджина Лайонса.

    Тот сначала симпатизировал большевистской революции, а в 1930 году даже брал интервью у Сталина, однако вскоре стал критиком сталинизма и ввел в обращение термин homo sovieticus. Чтобы переводчик не исказил содержание книги, Кравченко привлек еще двух специалистов для консультаций и спорил с Лайонсом чуть ли не за каждую запятую. Работа была завершена 11 февраля 1946 года, и книга с названием «Я выбрал свободу. Личная и политическая жизнь советского чиновника» увидела свет.

    Ее успеху способствовала не только удачная адаптация текста, но и уникальная информация, не доступная широкой публике. Виктор Кравченко на фоне событий своей биографии показал реалии жизни в сталинском СССР. Режим он называл полицейским социализмом, где люди не имели права на свободное передвижение и были прикреплены к месту работы. А также описал повседневные практики советского человека: словесный камуфляж, партийные чистки и репрессии, искаженное изображение Запада, атмосферу тотальной слежки, доносов и подозрительности.

    Кравченко не обошел вниманием и Украину. Он писал, что власть имитировала украинизацию только для того, чтобы выявить и уничтожить национально ориентированную интеллигенцию. Голодомор, ужасы которого он видел своими глазами, называл рукотворным. Кравченко вспоминал, что борьбу против крестьян-собственников Вячеслав Молотов аргументировал вероятностью сотрудничества с врагом в случае военного конфликта. Также Кравченко считал, что стахановское движение и вмешательство НКВД в значительной степени дезорганизовали промышленное производство.

    Писал он и о повсеместном использовании принудительного труда миллионов избыточных рабов — узников ГУЛАГа. В главах о военных годах описывал панику, царившую в Москве 16 октября 1941 года. Кравченко подчеркивал, что СССР готовился только к наступлению и описывал особенности технического сотрудничества с Германией в 1939-1941 годах.

    Причиной же перелома в войне называл возрождение промышленности в эвакуации и помощь США. Кравченко уверял, что в случае конфликта с демократической страной народ не стал бы воевать за коммунистов, и подчеркивал, что СССР не отказался от намерений мировой революции, которую остановило появление атомной бомбы в США. Самым большим советским триумфом Кравченко считал пропаганду, ведь иностранцы не только оставались равнодушными к страданиям жителей СССР, а некоторые даже выступали в защиту Москвы. Кремлевскую диктатуру беглец называл глобальной проблемой человечества, однако верил, что когда-нибудь жители СССР станут свободными.

    Информационный удар. Обложка первого издания книги Виктора Кравченко «Я выбрал свободу. Личная и политическая жизнь советского чиновника», 1946 год

    Книга «Я выбрал свободу» стала коммерчески успешным антисоветским изданием — тираж в США достиг 5 млн экземпляров. После выхода бестселлера помощник директора ФБР Дэниел Милтон Ледд в докладном по имени шефа отмечал, что это самый эффективный инструмент контрпропаганды из всех опубликованных. В 1949 году издание попало в библиотеку Белого дома как одна из 200 важнейших книг, вышедших в течение первой каденции Гарри Трумэна. Название книги на долгие годы стало одним из символов холодной войны — именно так мотивировали свой выбор беглецы на Запад.

    Кстати, российского издания книги нет до сих пор. В 1948 году в Торонто в типографии «Украинский рабочий» вышел ее украинский перевод авторства Михаила Гетьмана. Издание тиражом 3000 экземпляров автор позволил бесплатно распространять среди украинской общины в Канаде. А когда Кравченко узнал, что его книгу продают, то в судебном порядке запретил ее распространение. В течение следующих трех лет книгу перевели на два десятка языков, в том числе немецкий, испанский, итальянский, португальский, китайский, японский, турецкий, арабский, шведский, эстонский, нидерландский и другие.

    На эту тему: Побег от СССР... в 12 лет. Как сложилась судьба «молодого советского перебежчика» из Украины

    Во Франции издатели отнеслись к книге осторожно. За работу взялся шеф небольшого издательства Self Жан де Керделан, который прочитал ее за ночь и улетел в США встретиться с автором. В мае 1947 г. вышла франкоязычная версия книги, тираж которой превысил 500 тыс. экземпляров, а уже в июне Виктор Кравченко получил французскую литературную премию Сент-Бева. Однако под давлением левой интеллигенции принявший такое решение комитет распустили, а с осени за дискредитацию книги Кравченко взялась Москва.

    Витрины книжных магазинов, где ее продавали, разрисовывали свастиками, а издатель стал получать угрозы. В ноябре 1947 года на страницах газеты Les Lettres françaises за подписью некоего Сима Томаса вышла рецензия с красноречивым заголовком «Как был сфабрикован Кравченко». Томас пересказал якобы «эксклюзивную информацию», которую якобы получил от анонимного агента американской разведки.

    Кравченко обвиняли в том, что эту книгу он не писал вообще, вел аморальный образ жизни, пьянствовал, мошенничал, был предателем и должником, что заставило его стать платным дезинформатором спецслужб США. Следует упомянуть, что издание Les Lettres françaises в 1942 году основали французские подпольщики, но через пять лет его начала финансировать Москва, и оно выполняло роль надежного рупора Кремля. На страницах газеты, выходившей тиражом 65–100 тыс. экземпляров, восхваляли ждановщину и лысенковщину, а также регулярно призывали во всем брать пример с СССР.

    Суд века

    Впоследствии российский литератор-эмигрант Борис Носик утверждал, что нападки промосковских сил во Франции на Виктора Кравченко произошли в результате курьеза — после того, как издатель Жан де Керделан в шутку направил несколько экземпляров книги советским лидерам. Хотя более вероятной причиной было принятие Москвой новой линии на открытую идеологическую конфронтацию с Западом. Как раз 22-28 сентября 1947 года на конференции в Шклярской Порембе восемь компартий-сателлитов ВКП(б), в том числе французская, объявили о создании Коминформа, что дало старт формированию просоветского Восточного блока. Позиции СССР в послевоенной Франции были действительно крепкими.

    О пакте Молотова — Риббентропа общественность забыла, а участие в победе над Германией принесло большевикам моральную индульгенцию. Пресса и лидеры общественного мнения нередко сочувствовали коммунистам. На выборах в ноябре 1946 года компартия Франции заняла первое место, получив более 28% голосов, и к маю 1947-го в составе французского правительства было пять министров-коммунистов, а генсек ФКП Морис Торез занимал должность вице-премьера. Рабочие пригороды Парижа, где с середины 1930-х мэрами традиционно выбирали представителей ФКП, формировали вокруг французской столицы «красный пояс». Более того, информационная кампания 1946 года, призывавшая к возвращению в Советский Союз, вызвала эйфорию в среде русской белой эмиграции. Все эти причины делали Францию ​​благоприятным полем для распространения русских легенд, опровергать которые было тяжело.

    Когда Виктор Кравченко узнал о рецензии в Les Lettres françaises, то решил подать во французский суд иск на газету из-за клеветы и распространения информации, унижающей честь и достоинство. Иск принял к рассмотрению Уголовный суд департамента Сена в Париже. Сначала процесс был запланирован на июль 1948 года, но оказалось, что автор статьи Сим Томас не может явиться в суд. Повторное разбирательство назначили через полгода. За это время соредактор Les Lettres françaises Андре Вюрмсер опубликовал новую провокационную статью с названием “Кравченко — вундеркинд”.

    Кравченко подал дополнительный иск против него. Итак, Парижский суд взял к рассмотрению три дела, а свой моральный ущерб Кравченко оценил в 10 млн франков. Интерес к процессу в основном подогревала левая пресса. В январе 1949 г., накануне открытия судебных заседаний промосковское издание Ce Soir распространило фейк, будто Виктор Кравченко в 1941 году был немецким коллаборантом и написал пронацистскую книгу. Очевидно, промосковские силы провоцировали экс-коммуниста на подачу нового иска, который стал бы поводом к отложению суда. Однако Кравченко не хотел затягивать процесс и не стал судиться с Ce Soir.

    Процесс наконец начался 24 января 1949 года. Символично, что в тот же день СССР и шесть просоветских режимов создали Совет экономической взаимопомощи. Учитывая ажиотаж, заседание перенесли в зал 17-й палаты Сенского уголовного суда, который мог вместить до 400 человек. На заседаниях присутствовали журналисты из США, Панамы, Тризонии (оккупированной союзниками Западной Германии), Новой Зеландии, Франции, Швеции, Великобритании, Нидерландов. Репортеры вскоре назвали суд «процессом века» и «главным спектаклем сезона». Его значение справедливо подчеркнули журналисты еженедельника Le Figaro. «Дело не в Кравченко или его книге.

    Если он проигрывает процесс, то это свидетельствует о том, что в СССР царит демократия, пустуют тюрьмы и процветает свобода. Но если выиграет — будет разрушен советский престиж: философский, политический и моральный», — писало издание. СССР также внимательно следил за ходом процесса через посольство. К тому же, советская пропаганда не жалела ярлыков для Виктора Кравченко, для чего приобщила знаковых лиц. Так, в феврале 1949 года писатель Константин Симонов в газете «Правда» назвал Кравченко Иудой, заслуживающей расстрела, Александр Довженко на страницах «Литературной газеты» клеймил его как «микрочеловека» и «минус человека», а юмористический журнал «Крокодил» просто назвал писателя собакой.

    На первом заседании суда оказалось, что Сим Томас на процесс не прибудет, после чего Виктор Кравченко усомнился в реальном существовании ответчика. Лишь в 1979 году стало известно, что за псевдонимом "Семь Томас" скрывался журналист Андре Ульман, которого сейчас считают прямым агентом советских спецслужб. Также Кравченко обратил внимание на то, что в октябре 1947 года парижская эмигрантская газета «Советский патриот» уже публиковала схожую статью, и предположил, что материал подготовили в советском посольстве. 

    Французская сторона собрала ВИП-свидетелей: министров, депутатов, генералов, ученых и даже священника. Ожидали приезда 40 человек из СССР, однако в Париж впустили только пятерых. Кравченко ориентировался на свидетельства людей, которые могли бы подтвердить содержание его книги и опровергнуть утверждение приглашенных гостей из «страны Советов». Кравченко активно поддерживали в среде «Ди-Пи» (от английского DP — displaced persons) — принудительно перемещенных из мест своего обитания силами стран Оси, по окончании войны находившихся в специальных лагерях.

    Так, в лагере в Галлендорфе в поддержку Кравченко собрали 396 подписей, в Фельдмохтинге - 217. Среди подписавшихся из лагеря в Новом Ульме были Иван Багряный и Федор Пигидо-Правобережный. А выступить на суде на стороне Кравченко вызвались 5 тыс. человек, из которых он отобрал 17. В зале Дворца правосудия сложилась гротескная картина: государство тружеников защищали рафинированные аристократы, оппонентами которых выступали настоящие рабочие и крестьяне.

    Во время процесса создавалось впечатление, что сторона ответчика собиралась выиграть суд по сценарию советских политических процессов. Однако план почти сразу дал сбой: по закону 1881 года Кравченко не должен был оправдываться, а именно газетчики должны были подтвердить свои обвинения. Линия защиты была странной: французские свидетели откровенно игнорировали проблемы СССР, а советские – уклонялись от ответов. Очевидно, друзья Москвы надеялись, что только авторитета свидетелей хватит. «ВИП-персоны» проговаривали кремлевские методички: «голода не было», «советское общество не готово к демократии», «если бы книга была правдивой, большевиков бы давно свергли», «если репрессии были, то почему Кравченко уцелел?» и т. п..

    На Кравченко вешали ярлыки дезертира, провокатора, марионетки американских кланов и уверяли, что он никогда не работал в правительстве, не занимал руководящих должностей и не учился в Харькове. Особенно странными казались утверждения нобелевского лауреата Фредерика Жолио-Кюри, который во время работы в Харькове якобы ничего не слышал об арестах и ​​религиозной несвободе в СССР. Историк марксизма Жан Баби примитивными манипуляциями пытался отрицать факт репрессий. Он утверждал, будто численность населения СССР между 1917-1939 годами возросла со 117 млн ​​до 180 млн человек, хотя на самом деле в 1917-м оно составляло около 182 млн, а через десятилетие - 162 млн. Депутату ВР УССР Семену Василенко адвокаты Кравченко устроили “перекличку мертвых», однако политик затруднился назвать судьбу репрессированных государственных деятелей.

    Сюрпризом для парламентария стало появление в зале суда библиотекарши, которая призналась, что шпионила за чиновником для НКВД. Следует отметить основательную подготовку Кравченко к процессу, в чем ему помог Жорж Изар (бывший депутат-социалист, кавалер ордена Почётного легиона), который имел опыт таких дел. В зале Виктора Кравченко поддерживала его супруга Синтия Кьюзер. Стратегия защиты предполагала прогнозирование вероятных нарративов оппонентов и поиск лиц, которые могли бы их опровергнуть. Например, заявлениям Жолио-Кюри оппонировал преподаватель Харьковского политехнического института, а другому свидетелю — Андрей Васильков, в семье которого погибли десять человек, в том числе четверо священников.

    Свидетели, которых вызвал Виктор Кравченко, подробно рассказали о раскулачивании и Голодоморе, сравнивали условия в советских и немецких лагерях, описали системы пыток НКВД и труд узников ГУЛАГа. В поддержку бывшего советского инженера свидетельствовал французский революционер Паскаль Джиарелли и летчик эскадрильи Нормандия-Ниман Андре Моне.

    Публику шокировали рассказы украинской селянки Ольги Марченко, которую во время раскулачивания зимой выбросили из дома на восьмом месяце беременности и она потеряла ребенка, и немецкой коммунистки Маргариты Бубер-Нойман, мужа которой расстреляли, а саму ее в 1940 году выдали немцам из советских лагерей. Чтобы развеять сомнения оппонентов в своем авторстве, Кравченко предоставил суду 1400 страниц рукописи. В Москве предприняли безуспешную попытку скомпрометировать свидетелей Кравченко: советские дипломаты потребовали выдать СССР трех человек, которые якобы были причастны к коллаборационизму.

    Вместо запланированных девяти судебных сессий, их состоялось 25. Учитывая напряжение, нельзя удивляться, что в середине февраля 1949 года французскую столицу ненадолго охватила «кравченкомания». В магазинах и киосках продавали сувенирную атрибутику с надписью на английском и французском языке "Я выбрал свободу", в барах предлагали коктейль "Кравченко" (виски, водка и лимонный сок). Нередко во время перерыва между судебными заседаниями бывший советский инженер подписывал книги и раздавал автографы в коридорах Дворца правосудия. Приговор был вынесен 4 апреля 1949 года, что символично совпало с днем ​​создания НАТО. Суд признал авторов клеветнических статей виновными в диффамации.

    Они должны были опубликовать опровержение своих утверждений на первой странице газеты, а также уплатить государству по 5 тыс. франков. Суд учел участие журналистов в Движении сопротивления, а также то, что процесс стал хорошей рекламой для книги «Я выбрал свободу». Поэтому Виктор Кравченко вместо 10 млн должен был получить 150 тыс. франков компенсации за моральный ущерб.

    Подводя итоги процесса, брюссельская газета La Nomette Gazette отметила поражение сталинизма и то, что дело обнаружило схожесть советского режима с гитлеровским, парижская La Bataûle – что суд показал слепой фанатизм французских коммунистов, Manchester Guardian – что человека в СССР - ничто. Промосковская пресса оправилась через неделю: Ce Soir написала, что Кравченко признал себя американским агентом. После вердикта в СССР решили замять дело и больше о нем не упоминать. В то же время в Москве не забыли своих симпатиков: в апреле 1951 года Жолио-Кюри получил 100 тыс. рублей как первый лауреат Международной сталинской премии.

    После процесса

    В феврале 1950 года французский Верховный суд оставил в силе приговор, однако адвокаты Les Lettres françaises добились уменьшить сумму штрафа до символических трех франков. В то же время, пример Виктора Кравченко вдохновил Давида Руссе подать иск против указанного издания, где отрицали существование советских лагерей, и в следующем году журналист выиграл суд. Интересно, что многие левые интеллектуалы впоследствии пожалели, что в зале суда не поверили аргументам Кравченко. Так, на Жана Булена и Пьера Декса повлияли рост антисемитизма в СССР и введение советских войск в Венгрию 1956 года. Подавление Пражской весны удручающе поразило Клода Моргана, который жалел о сказанном на процессе. После того, как редактор Les Lettres françaises Луи Арагон осудил введение советских войск в Чехословакию, в Москве отказались финансировать газету, и в 1972 году издание прекратило существование.

    Виктор Кравченко написал новую книгу — “Я выбрал справедливость”, которая осветила ход парижского процесса. Английский перевод и литературное редактирование осуществил бывший корреспондент американских изданий в Париже Вейверли Рут. В 1950 году книга вышла в издательстве Scribner в Нью-Йорке. Автобиографический сиквел уже не имел такого успеха, как предыдущая работа, однако вызвал определенный интерес в мире: английскую версию также издали в Лондоне, испанский перевод — в Буэнос-Айресе и Мадриде, китайский — в Гонконге. Больше Кравченко ничего не писал.

    Завершающий раздел своей последней книги Виктор Кравченко назвал «Если мир выживет» и посвятил его не парижскому процессу, а размышлениям о будущем в условиях холодной войны. Он рассуждал, как США должны предотвратить «триумфальное шествие» коммунизма, и считал, что Америке следует стать лидером глобального противостояния с Москвой, а не закрываться от мира, как это произошло после Первой мировой войны. Коммунизм Кравченко сравнивал с паразитом, которого можно победить, только если лишить его пищи: не дать ему приватизировать социальные лозунги, развернуть эффективную борьбу в информационном поле, оказать экономическую поддержку демократическим режимам.

    Чтобы остановить дальнейшую советизацию Европы, Кравченко советовал привлечь на свою сторону местных левых, далеко не все из которых ориентировались на Москву, а в Азии – не дать промосковским силам монополизировать антиколониальные лозунги. К тому же экскоммунист предостерег США от продолжения поддержки обанкротившихся недемократических режимов — такую ​​тактику противостояния коммунизму он сравнивал с тушением пламени бензином.

    На эту тему: Побег за свободой. Как в 1962 году Пётр Патрушев проплыл по Чёрному от Батуми до Турции

    В 1952 году Кравченко перебрался в Южную Америку, где на авантюрные поиски полезных ископаемых (серебра в Перу и Боливии, меди в Чили) потратил заработанные гонорары от продажи книг. Биограф писателя Гарри Керн предположил, что к его разорение приложил руку КГБ. Через несколько лет Кравченко вернулся в США с подорванным здоровьем, болея эмфиземой легких, вызванной чрезмерным курением. А 25 февраля 1966 года был найден застреленным в собственной квартире в Нью-Йорке. Его сын Эндрю не верит в общепринятую версию самоубийства и считает, что отца убил агент КГБ. Как бы то ни было, фигура Виктора Кравченко не затерялась в перипетиях прошлого. Да и сам он, пусть и после смерти, вернулся в Украину: в 2008 году Эндрю Кравченко выполнил завещание отца и развеял его прах над Днепром.

  6. «Симки» по паспорту: как украинцев хотят

    И почему это может не помочь.

    Украинцев предлагают перевести на контрактное обслуживание мобильного номера, если он привязан к банковской карте — проще говоря, регистрировать сим-карту по паспорту в этом случае. Соответствующий законопроект уже разработали, а недавно об инициативе напомнил нардеп от «Слуги народа» Александр Федиенко. Журналист и редактор телеграм-канала FintechWave Андрей Сорокин выяснил для издания "Заборона", в чем ее суть и как еще депутаты хотят контролировать смартфоны.

    На эту тему: Кожна дев’ята платіжна операція в Україні цьогоріч здійснювалася за допомогою гаджетів

    Зачем это нужно?

    По мнению Александра Федиенко, подобные меры помогут лучше защитить банковские счета украинцев от мошенников.

    «Допустим, у гражданина есть банковская карта, привязанная к конкретному номеру телефона. Мошенник производит определенные манипуляции с этой картой, используя номер мобильного ее владельца. Пострадавший обращается за помощью в киберполицию, а киберполиция, в свою очередь, связывается с сотовым оператором. Но если номер не контрактный, оператор не сможет ничем помочь правоохранителям. Ведь номер по сути ничейный», — заявил нардеп в комментарии GSMinfo. 

    1025903 1024x683 - <b>«Белые» смартфоны и симки по паспорту.</b> Как украинцев хотят защитить от мошенников и почему это может не помочь - Заборона

    Александр Федиенко во время выступления в Верховной Раде Украины. Фото: Александр Кузьмин / УНИАН

    Сама инициатива содержится в законопроекте, представленном в августе этого года. Работать над ним начали еще с апреля — за это отвечают члены комитета ВР по вопросам цифровой трансформации, большинство из которых входят в правящую партию. В пояснительной записке идея привязки сим-карт к паспортам обусловлена исключительно заботой о гражданах.

    «Уже сейчас многие пользуются интернет-банкингом, получают выписки-балансы на свои мобильные телефоны, заказывают товары и услуги через интернет. Вместе с тем возрастают и риски мошенничества. Нередки ситуации, когда в результате похищения телефонов, в память которых были внесены персональные данные, возникали досадные недоразумения с банковскими счетами. Учитывая, что 85% абонентов в Украине пользуются услугами мобильной связи анонимно, проблема приобретает характер общенациональной», — считают авторы законопроекта.

    По их мнению, регистрация сим-карт станет лишь формальностью: большинство абонентских номеров уже привязаны к конкретным людям через банковские сервисы. Тем не менее депутаты все же хотят выяснить, как население отреагирует на это: сейчас законопроект проходит социальное исследование, отметил Александр Федиенко.

    gettyimages 1227141727 1024x683 - <b>«Белые» смартфоны и симки по паспорту.</b> Как украинцев хотят защитить от мошенников и почему это может не помочь - Заборона

    Фото: Bartek Sadowski / Bloomberg via Getty Images

    Реакция общественности вполне может быть негативной. Сама идея напоминает норму о продаже сим-карт по паспорту из «Диктаторских законов» от 16 января 2014 года. И хотя впоследствии она не раз озвучивалась, до реализации дело не доходило. Однако не исключено, что такая дискуссия станет возможной, если примут законопроект о создании реестра идентификаторов IMEI — его уже одобрил и порекомендовал Раде принять за основу тот же комитет по вопросам цифровой трансформации.

    Что за IMEI?

    IMEI (International Mobile Equipment Identity) — международный идентификатор мобильного оборудования из 15, а иногда 17 цифр. На его основе оператор связи узнает телефон и регистрирует появление абонента в сети. В IMEI зашифрована следующая информация:

    • кодировка по Type Approval Code;

    • код страны, где выполнена финальная сборка устройства;

    • уникальный серийный номер;

    • резервный номер.

    Найти IMEI можно на коробке от смартфона, внутри корпуса, а также в настройках операционной системы.

    Каждый гаджет получает номер IMEI от производителя при изготовлении. Предоставляет его ассоциация мобильной связи GSM Association. С помощью IMEI можно отследить местонахождение и перемещение устройства, если оно подключено к сети. Так можно искать украденные мобильные телефоны, а операторы могут блокировать их по IMEI.

    В то же время IMEI может стереться при перепрошивке и даже обновлении операционной системы, если это устройство на Android. Кроме того, обладатели смартфонов на Android могут даже изменить этот номер самостоятельно. У такой процедуры есть риски, но провести ее может едва ли не каждый — в интернете достаточно инструкций.

    gettyimages 1234774458 1024x683 - <b>«Белые» смартфоны и симки по паспорту.</b> Как украинцев хотят защитить от мошенников и почему это может не помочь - Заборона

    Производство мобильных телефонов Lenovo и Motorola на фабрике в Ухане, Китай. Фото: Feature China / Barcroft Media via Getty Images

    Реестр IMEI ведется в Украине не первый год, однако теперь нардепы предложили использовать его для блокировки «серых» смартфонов, ввезенных без таможенного оформления.

    Как это должно работать?

    Один из авторов законопроекта — все тот же Александр Федиенко — заявил, что речь идет о создании автоматизированной информационной системы учета международных идентификаторов и реестра идентификаторов. Международные идентификаторы в нем получат один из трех возможных статусов: 

    • разрешенный — коды IMEI всех устройств, работавших в мобильных сетях до 1 июля 2022 года. Речь идет об устройствах, которые легально ввезли импортеры или граждане (последние могут провезти не более двух на человека);

    • временно разрешенный — устройства с ненастоящими или клонированными IMEI, которые подключались к украинским сотовым сетям до 1 июля 2022 года. К ним, в том числе, могут относиться собственные устройства граждан, ввезенные из-за границы. Им будет разрешено работать в сети 120 дней для регистрации в списке разрешенных. Иностранцы, пребывающие на территории Украины, тоже смогут пользоваться своими телефонами до 120 дней.

    • запрещенный — украденные, поддельные и ввезенные контрабандой гаджеты.

    По словам Федиенко, это разделение соответствует так называемым «белым», «серым» и «черным» спискам, предусмотренным в принятых документах Международного союза электросвязи. При этом все телефоны смогут работать в сетях операторов до 31 декабря 2024 года.

    gettyimages 1072443824 1024x683 - <b>«Белые» смартфоны и симки по паспорту.</b> Как украинцев хотят защитить от мошенников и почему это может не помочь - Заборона

    Фото: Zhang Peng / LightRocket via Getty Images

    Кроме того, в августе стало известно и о законопроекте, который вводит уголовную ответственность за нелегальный ввоз техники на территорию Украины. С 1 июля 2022 года в Уголовном кодексе могут появиться наказания за следующие преступления:

    • перемещение в Украину вне таможенного контроля смартфонов и другого оборудования с IMEI-кодом;

    • смена IMEI-кода на телефоне;

    • продажа поддельного или украденного телефона.

    Для чего нужен этот реестр?

    По мнению авторов законопроекта, его принятие позволит решить следующие проблемы:

    • незаконный рыночный оборот мобильных устройств;

    • контрафакт;

    • кражи мобильных устройств;

    • коррупция;

    • несанкционированное вмешательство в программное обеспечение для изменения IMEI;

    • занижение стоимости устройств и уклонение от уплаты налогов и таможенных платежей.

    Также отмечается, что в результате бюджет сможет ежегодно получать более 2 миллиардов гривен.

    На эту тему: Кибербезопасность: советы бывшего хакера

    Это поможет?

    На этот счет есть разные точки зрения. Полного единства нет даже в ответственном комитете ВР: например, за законопроект отказались голосовать нардепы Кира Рудык и Владимир Арьев. Последний напомнил, что у Европейской бизнес-ассоциации немало вопросов к нему, и прежде чем принимать решения, было бы неплохо провести встречу с представителями ассоциации в формате комитетских слушаний.

    «Законопроект действительно может ограничить те свободы, которые есть на сегодняшний день в Украине, потому что предусматривает очередной контроль над владельцами телефонных аппаратов, в частности, по IMEI. Я не думаю, что это поможет искать украденные телефоны, особенно в Евросоюзе. Если там база данных IMEI своя, то у нас по этим номерам очень легко правоохранительные органы отслеживают аппараты и могут определить их местонахождение. То есть технология есть. Реестр не поможет», — сказал он в ходе заседания комитета.

    872316 - <b>«Белые» смартфоны и симки по паспорту.</b> Как украинцев хотят защитить от мошенников и почему это может не помочь - Заборона

    Владимир Арьев. Фото: Александр Космач / УНИАН

    Кроме того, нардеп посчитал, что остаются открытыми следующие вопросы:

    • кто будет держателем реестра, кто будет его обслуживать и финансировать;

    • не вырастут ли в итоге цены на смартфоны (Федиенко называет сумму в 22 гривны, ссылаясь на расчеты Европейской бизнес-ассоциации);

    • что потребителям делать с телефонами, которые все равно будут ввозить незаконно.

    Известно, что изначально в работе над законопроектом принимали участие представители мобильных операторов и общественные организации. Инициаторы настаивают на том, что законопроект отвечает международной практике, однако он уже становился объектом критики.

    Так, представители Минцифры отмечали, что граждан по сути заставляют выяснять законность происхождения купленной техники, делая их ответственными за то, как бизнес ее ввозит. А пресс-служба «Киевстара» заявила, что неправильно перекладывать на телеком-операторов работу по противодействию воровству и незаконному импорту мобильных телефонов.

    Кому это выгодно?

    В пояснительной записке к законопроекту говорится, что он поможет защитить интересы государства и потребителей телекоммуникационных услуг. Однако конечные бенефициары могут быть несколько иными, считает пресс-секретарь Ukrainian Cyber Alliance Андрей Баранович.

    «От создания такой базы данных выиграют в первую очередь крупные поставщики техники, — говорит он Забороне. — Они попытаются использовать ее для укрепления своих позиций на рынке. Естественно, это приведет к коррупции: поддельные устройства так и будут ввозиться, просто за небольшие взятки».

    andrey article - <b>«Белые» смартфоны и симки по паспорту.</b> Как украинцев хотят защитить от мошенников и почему это может не помочь - Заборона

    Андрей Баранович

    На эту тему: Как работает черный рынок шифрованных телефонов для преступников

    По его словам, идея с регистрацией сим-карт в большей степени отвечает интересам правоохранителей, чем граждан, и может только расширить их полномочия.

    «Так они смогут в один клик получать от операторов ФИО и паспортные данные человека. Не думаю, что это повлияет на раскрываемость преступлений, зато позволит легко организовывать слежку за активистами или журналистами. В этом смысле это очень удобный инструмент», — пояснил эксперт.

    Андрей Баранович добавил, что в данном случае не стоит апеллировать к европейскому опыту:

    «Евросоюз неоднороден. Где-то такие правила действуют, где-то нет, где-то их в итоге отменили. Эксперты GSM Association в своем отчете пришли к выводу, что регистрация сим-карт и базы IMEI не особенно влияют на уровень преступности. Если у нас есть проблемы в работе таможни или полиции, то решать их нужно там, а не за счет мобильных операторов или граждан». 

    Среди возможных последствий перевода абонентов на контрактные номера он назвал появление черного рынка сим-карт.

    790781 1 1024x683 - <b>«Белые» смартфоны и симки по паспорту.</b> Как украинцев хотят защитить от мошенников и почему это может не помочь - Заборона

    Фото: Владимир Гонтар / УНИАН

    На эту тему: Как защитить свое цифровое «Я»: основы

    «Это неизбежно. Даже сейчас мы можем зайти на OLX и купить сим-карту любой страны, зарегистрированную на «левого» человека. Например, польские продают гривен за 150. Не исключаю, что в точках продаж сим-карт сотрудники будут вносить «левые» паспортные данные, потому что почти не рискуют при этом», — уточнил Андрей Баранович.

    Какова позиция Минцифры?

    В ходе обсуждения на комитете замглавы Минцифры Александр Шелест заявил, что законопроект больше служит интересам отдельных госорганов, импортеров и продавцов. Ведомство его не поддерживает и считает, что документ нуждается в значительной доработке и дополнительных расчетах.

    «Этот закон несет намного больше рисков для ведения бизнеса и для пользования конечным оборудованием, чем пользы, — отметил он. — Создание и ведение реестра требуют административных расходов, которые будут покрываться либо за счет налогов напрямую, либо за счет дополнительной погрузки на продавцов, производителей, что в конечном итоге ложится на плечи рядовых украинцев. Поэтому нагрузка и дополнительные затраты все равно будут».

    1095343 - <b>«Белые» смартфоны и симки по паспорту.</b> Как украинцев хотят защитить от мошенников и почему это может не помочь - Заборона

    Александр Шелест. Фото: Вячеслав Ратынский / УНИАН

    На эту тему: «Государство в смартфоне» и конституционные цифровые права

    А это точно по-европейски?

    В 2012 году Еврокомиссия потребовала от стран ЕС предоставить доказательства фактических или потенциальных выгод от обязательных мер по регистрации сим-карт. По итогам их изучения Сесилия Мальмстрем (на тот момент Еврокомиссарка по внутренним делам) заявила, что у этой практики нет никаких преимуществ с точки зрения расследования преступлений. Необходимость в едином подходе к этому вопросу для всех стран союза также отсутствует, пояснила она.

    Наличие базы данных граждан и их мобильных номеров позволяет правительствам создавать подробные досье на каждого и создает риск утечки персональных данных, считают в британской исследовательской компании Comparitech. Эксперты некоммерческой организации Privacy International уверены, что обязательная регистрация сим-карт создает потребность в черном рынке и поощряет мошенничество с личными данными. В целом у этой практики есть немало критиков за рубежом, а некоторые страны вполне живут без нее — среди них Швеция, Великобритания, Нидерланды, Чехия и другие. Поэтому ее целесообразность в Украине по-прежнему вызывает вопросы.

    gettyimages 1140403207 1024x683 - <b>«Белые» смартфоны и симки по паспорту.</b> Как украинцев хотят защитить от мошенников и почему это может не помочь - Заборона

    Магазин по продаже сим-карт в аэропорту Лондона. Фото: Jeffrey Greenberg / Universal Images Group via Getty Images

  7. Загид Краснов мог заплатить Ковалю, чтобы избежать санкций

    Коррупционер коррупционера моет? Журналистам становится понятно, каким образом депутат Днепровского городского совета Загид Краснов вместе со своим сыном депутатом облсовета Русланом обходили санкционные списки.

    В частности, по данным инсайдерского источника, Краснов мог дать взятку одиозному эксзаместителю главы Нацполиции Евгению Ковалю, которого со скандалом турнули с должности. Кроме огромного состояния, последний засветился в деле с санкционными списками.

    По словам министра внутренних дел Украины Дениса Монастырского, Евгений Коваль и Руслан Марчук были ответственны за подготовку списков для СНБО. Однако, впоследствии в этих самых списках были обнаружены ошибки. Не только в фамилиях, но и один гражданин вообще оказался там случайно.


    Впрочем, МВД не уточнили, были ли те, кто должен был попасть в эти списки, однако так и не попал под санкции. Среди таких лиц может быть и Загид Краснов, наживший свое состояние и предприятия в криминальных 90-х и известный своей пророссийской позицией.

    Напомним, что первым заместителем руководителя Нацпола Евгения Коваля назначили в сентябре 2019-го. До этого он возглавлял Департамент внутренней безопасности Нацполиции.

    Как первый заместитель главы Нацпола Коваль также возглавлял уголовную полицию. Он, в частности, руководил следственно-оперативной группой, расследовавшей убийство журналиста Павла Шеремета. Материалы следствия по этому делу вызвали множество вопросов у общественности. 

    Кроме того, Евгению Ковалю за прошлый год выплатили на работе 111 тысяч гривен «для решения социально-бытовых вопросов». Как мы узнали, такую помощь получили только избранные заместители руководителя Нацпола.

    В прошлом году Коваль заработал почти 1,4 миллиона гривен. Также он декларировал две квартиры в Киеве, около полутора миллионов гривен наличными и более 200 тысяч гривен банковских вкладов.

    Что касается Краснова, то последний, по данным из СМИ, продолжает вести бизнес с сепаратистом Олегом Царевым, который сейчас скрывается в Кремле. Кроме того, днепровский политик и его сын регулярно наведываются в РФ. Краснов-младший беззастенчиво выставляет в соцсети фото и видео из роскошных московских гостиниц, любуясь видами столицы страны-агрессора.  

  8. Родственник автодоровца Алмазов незаконно поставляет песок для «Большого строительства»

    Семейный подряд на «Большом строительстве»: скандал вокруг трассы в Днепропетровской области набирает обороты. На 158 км трассы Н-31 Днепр-Царичанка-Кобеляки-Решетиловка из бюджета выделено 13 млрд грн, но песок для строительства закупают у нелегалов. При чем здесь известная компания «Автомагистраль-Юг» и родственные связи экс-зама главы Службы автодорог области? Разбирался Денис Гойко.

     

    Полиция возбудила ряд уголовных дел в отношении нелегалов, которые сотрудничают с компанией «Автомагистраль-Юг» при строительстве дороги государственного значения. Однако, несмотря на то, что руководство в Царичанском отделе сменилось, дело не сдвинулось с месте.

    Между тем, незаконно намытый песок вывозят из карьера в Китайгороде. Активисты ВОО "Стоп коррупции" остановили трафик, чтобы спросить, есть ли у водителей грузовиков сопроводительные документы на груз. Но документов так и не увидели.

    автомагистральный пивден 2

    Автомобили "Автомагистраль-Юг" работают на точках Фото: СтопКор

    Через несколько минут возле карьера образовалась пробка. С одной стороны, очередь на вывоз песка, с другой – 15 авто ждут погрузки. Незаконная деятельность вроде бы прекратилась. В течение двух часов активисты ждали местную полицию, но там даже перестали брать трубку. Такое бездействие правоохранителей уже зафиксировано камерами "СтопКора".

    Так почему же полиция закрывает глаза и открыто игнорирует хищения недр Украины?

    Напомним саму схему. В 2020 году на строительство дороги Н-31 из государственного бюджета выделено 13 млрд грн. Заказчик: служба автодорог Днепропетровской области. Тут и зарождается семейная сделка на миллиард. Ведь тогдашний заместитель главы САД Владислав Жибоченко – тесть Дмитрия Алмазова, который купил землю вдоль будущей трассы – по 20 гектаров с каждой стороны.

    Dnipro_Pisok3

    Песчаный нелегал Алмазов заверил, что намерен разводить рыб фото: СтопКор

    Сам Алмазов заявил, что планирует сделать там пруд для разведения рыб.

    Однако вместо того, чтобы выращивать рыбу, без каких-либо разрешений, хозяин начал масштабный намыв песка. Вся техника, задействованная в производстве и продаже, имеет логотип «Автомагистраль-Юг», то есть, по сути, полный цикл строительства осуществляется именно этой компанией.

    Однако, согласно документам, у предприятия есть подрядчики. Например, песок фирма покупает у ТОВ «Фил Гуд Инкорпорейтед». Которому, в свою очередь, продает ископаемые «Макс Фиш Резот», учредителем и бенефициаром которого является Алмазов.

    Интересно и то, что в 2019 году ООО «Фил Гуд Инкорпорейтед» предоставило господину Животченко кредит почти на полтора миллиона грн. Также эта компания является владельцем «Автомагистраль-Восток», которая вообще не должна выполнять никаких работ на дороге Н-31. В 2019 году ее возглавлял Дмитрий Алмазов.

  9. У большинства судей, назначенных президентом, «бракованная» порядочность

    Владимир Зеленский уполномочил вершить правосудие сомнительные личности.

    21 из 28 судей, которых в среду, 1 декабря, президент Владимир Зеленский назначил на вакантные должности, получили негативное заключение Общественного совета добропорядочности, передает Украинская правда со ссылкой на аналитический центр "Фонд Dejure".

    Аналитики напомнили, что, согласно закону, судья, получивший отрицательное заключение ОСД, не считается прошедшим квалификационную оценку, пока решение по нему не примет Высшая квалификационная комиссия судей в полном составе.

     

    ВККС может поддержать решение ОСД или преодолеть его 11 голосами.

     

    Большинство из назначенных судей не прошли квалификационную оценку, поскольку получили негативное заключение ОСД, которое ВККС не рассмотрела и не отменила.

    Полный список судей и претензий к ним:

    Андрей Коваль – затягивал судебные разбирательства, что привело к избеганию ответственности правонарушителем;

    Дмитрий Дьяченко – не задекларировал своевременно имущество и, не находясь на рабочем месте, принимал судебные решения;

    Оксана Кучерява – не задекларировала своевременно имущество, доход или значительно занизила его объем и стоимость;

    Николай Шелюховский – судья или связанное с ним лицо получили имущество, легальность происхождения которого вызывает сомнения;

    Ирина Дубовенко - указала ложную информацию об имуществе лиц в своей декларации;

    Игорь Решетняк – допускал явно небрежное оформление документов;

    Андрей Заболотный - не задекларировал своевременно имущество, доход или значительно занизил его объем и стоимость;

    Андрей Ключник – принимал решения, обусловленные политическими мотивами и корпоративной солидарностью; судья или связанное с ним лицо получило имущество, легальность которого вызывает сомнения; не задекларировал своевременно имущество, доход или значительно занизил его объем и стоимость;

    Надежда Бизяева - не задекларировала своевременно имущество, доход или значительно занизила его объем и стоимость, не объяснила источники происхождения имущества, расходов и полученных благ;

    Максим Олейник – принимал решения при наличии очевидного конфликта интересов;

    Дмитрий Кухленко – принимал решения, обусловленные политическими мотивами и корпоративной солидарностью, манипулировал обстоятельствами или законодательством, имел личную заинтересованность в принятии (непринятии) решений;

    Роман Светличный - не задекларировал своевременно имущество, доход или значительно занизил его объем и стоимость;

    Виталий Цуркан – не задекларировал своевременно имущество, доход или значительно занизил его стоимость;

    Петр Заруба – незаконно наказывал водителей-участников "Автомайдана";

    Дмитрий Сирак – не задекларировал своевременно имущество, доход, или значительно занизил его объем и стоимость;

    Екатерина Шкамерда - не задекларировала своевременно имущество, доход, или значительно занизила его объем и стоимость; не сообщила о наличии конфликта интересов и (или) не приняла другие меры для его предотвращения;

    Роман Коваль – допустил нарушение принципа гласности и открытости, запретил проведение видеозаписи в открытом судебном заседании; не задекларировал своевременно свое имущество;

    Роман Скотарь - допускал явно небрежное оформление документов; не задекларировал своевременно имущество, доход или значительно занизил его объем и стоимость, или не подал информацию для декларирования членом семьи;

    Елена Шевская – не задекларировала своевременно имущество, доход, или значительно занизила его объем и стоимость; сообщила недостоверные сведения в декларации родственных связей; не находясь на рабочем месте, принимала судебные решения; не реагировала на случаи неблагополучного или неэтичного поведения коллег, покрывала такое поведение; допускало поведение, приведшее к существенным нарушениям правил процесса и (или) нарушению прав и свобод;

    Евгений Капитонов – не задекларировал своевременно свое имущество;

    Александр Ратушенко – не задекларировал своевременно имущество.

    В своем сообщении фонд дает ссылки на полные тексты выводов ОСД.

    "Несмотря на то, что закон требует от президента назначить на должность судьи всех, кого рекомендовал Высший совет правосудия, считаю, что президент должен воздержаться от любых назначений до завершения проверки на добропорядочность действующего состава ВСП и формирования новой ВККС, ведь нельзя, с одной стороны, инициировать реформу ВСП из-за сомнений в ее добропорядочности, а с другой, назначать судьями лиц, которых с основными нарушениями закона такой совет рекомендовал", - считает менеджер по адвокации "Фонда Dejure" Степан Берко.

    Зеленский рядом указов 1 декабря назначил на вакантные должности в судах 28 судей, двое из которых причастны к преследованию участников Революции достоинства.

    В частности, Петр Заруба и Андрей Ключник получили негативные выводы от Общественного совета добропорядочности за свои решения, которые ограничивали права и свободы участников Революции достоинства в 2013-2014 годах. Ключник, например, в 2014 году посадил в тюрьму участника Революции достоинства за участие в протестах.

  10. Евгений Бондаренко из концерна «Антонов» устроил «схематоз» на 5,5 млн грн

    Оборудование для самолетов чиновник закупил у связанной с ним компании.

    Директор по материально-техническому снабжению украинского авиаконцерна «Антонов» Евгений Бондаренко в марте подписал контракт на поставку оборудования для самолетов на 5,5 миллиона гривен с частной эстонской фирмой Caribalt Electronic Equipment, совладельцем которой на тот момент был он лично. Об этом говорится в расследовании «Слiдство.iнфо», передает OCCRP.

    По контрактам компания планировала закупить источники наземного питания — оборудование для зарядки самолетов в аэропорту. Предприятие планировало закупить их на более чем девять миллионов гривен. Победителем торгов стала фирма Caribalt Electronic Equipment, согласившаяся поставить оборудование за 5,5 миллиона гривен.

    На момент подписания контракта ее совладельцем была другая эстонская фирма с созвучным названием Caribalt Alliance, где Бондаренко — один из совладельцев. Он лично подписал контракт с эстонской фирмой от имени концерна.

    Украинский дилер другой эстонской компании ElectroAir, также принимавший участие в тендере, решил обжаловать его результаты, указывая на злоупотребление со стороны конкурента. К примеру, компания выяснила, что у победителя в качестве доказательства опыта работы указывались поставки оборудования компании Fort Aero. Однако ElectroAir обратилась в эту компанию, где им ответили, что оборудования у Caribalt Electronic Equipment не закупали.

    Уже после заключения договора Бондаренко вывели из совладельцев эстонской фирмы. Произошло это вскоре после того, как суд начал рассматривать заявление об отмене результатов тендера.

    Эксперты, опрошенные изданием, указывают на конфликт интересов и потенциальную растрату имущества путем злоупотребления служебным положением. В случае доказательства вины Бондаренко может грозить до двенадцати лет тюрьмы.

На верх